www.onair.ru 2001 Интервью с Женни Шаден, ди-джеем ночного эфира на радио «Европа Плюс»

10 Декабрь, 2011

ИOnAir.ru: Недавно на сайте «Европы Плюс» посетители по чёрточкам собирали Ваш портрет, но никакой информации о Вас, как о человеке с радио, там нет. Как Вы оказались на Европе Плюс и были ли в вашей судьбе какие-нибудь другие радиостанции?

Женни Шаден: Начну издалека… Еду я как-то на работу в метро, читаю. Напротив меня сидит парочка, которая разговаривает  о чём-то. Вдруг тема разговора неожиданно меняется, и в шуме метро я вылавливаю фразу: «Ну, ты же слушаешь «Европу Плюс»? Ты что думаешь, туда так легко устроиться работать ди-джеем?..».

Я, конечно, сразу уши навостряю в ожидании продолжения. Чем чёрт не шутит, думаю, может, это мои будущие стажеры, но пара встала и на следующей станции вышла.

Стандартное мнение о том, что устроиться на радио не так легко, сейчас превалирует у каждого, кто хочет однажды связать себя с радиобизнесом.

Однако в 90-м году все было проще. Тогда и отечественного шоу-бизнеса, как такового, еще не было. Появилась радиостанция «Европа Плюс», через два месяца объявила о наборе ведущих, а я-то не в курсе…

Мне позвонил знакомый и сказал, что мне сам Бог велел попробовать, поскольку я хорошо разбираюсь в западной музыке. Я дозваниваюсь, и  мне обещают перезвонить…

День никто не звонит, другой…

«Эх, — думаю, — пойду-ка я лично схожу». Прихожу. Народу у телецентра – тьма. Всех пропускают по спискам. Естественно, меня в них нет. Я «включаю» дурочку и говорю: «Ой, а где же я? Как же так?»…

Вероятно, сыграно было натурально, и меня провели. Заполняю там какие-то тесты, анкеты, экспромтом представляю какую-то песню, меня поблагодарили за участие в кастинге и сказали, что если что — позвонят. А мне на самом деле было настолько всё равно, что усмехнувшись и понимая, что это они говорят всем, беру в награду наклейку «Европы плюс» и, простившись, уже мыслями ищу место в квартире, куда бы её присобачить.

Но вечером того же дня всё же раздался телефонный звонок, который меня уже как-то напряг. Ну, думаю, на первом этапе не завалили, второй будет посерьёзней…

Второй тур состоял из музыкальных фрагментов, которые давались для прослушивания всего на секунд десять. За пультом вальяжно сидел французский ди-джей, который и ставил песни, а мне нужно было их опознать. Этот тест был мною пройден практически без помарок, не удалось угадать лишь французских исполнителей, которые были практически не известны в Союзе. Француз меня похвалил, сказав, что я единственный претендент из всех пришедших, кто так хорошо знает музыку. Я расслабляюсь… И тут он мне: «Сделай что-нибудь, чтобы меня ошарашить». У меня пробежал холодок по спине. «Ах ты, гаденыш, — думаю,- издеваешься?» Ну, я ему и говорю, что если вы меня не берёте, то не еб.. мозги, в стране разруха, а они здесь надо мной издеваются, говорю, а тем временем глазами ищу дверь чтобы сматывать удочки …

Видимо это было настолько смачно и эмоционально мою сказано, что это произвело эффект разорвавшейся бомбы…

Русские, кто сидел в студии, начали смеяться, а переводчик начинает суетиться и нервничать: «Я не знаю, как это перевести на французский…». Я-то человек скромный, но в моём лексиконе имеется парочка крепких народных фразеологизмов, которые я, конечно, применяю, но когда я это делаю почему-то все кругом смеются… Вероятно, эта моя врожденная словесная скромность и наивность сделали свое дело, и мне, пожав руку, сказали «Добро пожаловать на «Европу Плюс»!. А по поводу других радиостанций может быть, я удивлю вас, если скажу, что в моей жизни была и есть только одна радиостанция, и, честно говоря, я этим горжусь!

То есть на «Европу плюс» Вы попали практически с улицы? Стечение обстоятельств – и Вы у микрофона уже почти 11 лет?

Да, я на «Европе Плюс» с момента основания. Я Годзилла прямого эфира, скоро пора уже будет яйца откладывать. Работа на радио – это действительно случайность. Кстати, именно французы настояли на том, чтобы ди-джеев набирали именно с улицы, дабы потом не приходилось переучивать советских дикторов и журналистов.

Меня часто спрашивают, нужно ли было кому-нибудь «давать», чтобы пройти конкурс и остаться на радиостанции. Я бы с радостью, но на «Европе Плюс» требования несколько иные. Может быть, где-то и нужно «давать», но ведь это в эфире не спасет. В эфире ди-джею никто не поможет, все зависит от его таланта, а если рейтинги показывают провалы в твои часы вещания, хочешь – не хочешь, долго ты на месте не продержишься. Радиокомпания не будет ради тебя терять своих рекламодателей, которые тоже смотрят рейтинги и делают свои выводы.

В последнее время сформировалась большая армия ди-джеев. Станции открываются и закрываются, а ди-джеи, как бедуины, кочуют с места на место. И их берут не всегда потому, что они талантливы: они могут быть никакими, но тот факт, что их не надо переучивать, делает своё дело. Руководству намного выгоднее взять на работу средненького ведущего, но знающего, как и что делается, чем проводить конкурс, набирать с улицы неопытный молодняк и несколько месяцев их обучать. Но при этом надо помнить, что никаких прорывов в ведении эфиров ожидать не приходится: ди-джей повторяет то, что уже кем-то когда-то было сказано, сделано. Найти свою фишку, а тем более имидж удается немногим, все остальные же идут проторенной дорожкой, потому что это проще.

Вы сразу определили образ и стиль ведения программы или раньше Вы работали в несколько ином жанре?

Иного жанра не было. Но не было и того жанра, который есть у меня сейчас. У каждого ди-джея проходит процесс становления, когда он ищет что-то свое, свою нишу. Каждый мечтает о том, чтобы его узнавали – если не по голосу и манере разговора, то хотя бы по тому, что он говорит, но не каждому это удается. Многие считают, что голос ведущего для слушателя – это фон. Это все чушь! Только плохой ведущий становится неразличимым в музыкальном потоке. Иногда слушаешь чей-то эфир, ди-джей говорит, вроде бы классно, без запиночки, и слог хороший, а выключил он микрофон, ушел из эфира, и слушатель думает: «А, что он сказал-то?».

Мой же стиль ведения эфира складывался постепенно и не сразу. Особых творческих скитаний и метаний у меня, честно признаюсь не было, в этом случае всегда помогает твоё внутренне состояние. Покопавшись в себе надо просто дать выход своим внутренним эмоциям в прямом эфире. И только после трех лет работы в эфире обо мне заговорили. Слушателям интересен человек, который будет самим собой в эфире, а не тот, который читает по бумажке умные фразы, имитируя хорошее настроение, этот фальшь сейчас особенно чувствуется.

Ваше ночное шоу – это, скорее, эротические откровения, «сдобренные» музыкой, а не программа по заявкам. Как Вы сами определите жанр, в котором работаете?

К счастью, мне пока не приходилось работать в программе по заявкам. Во-первых, это очень тяжело технически, ди-джей должен сам успеть принять звонок, подготовить песню, пустить рекламу в нужное время и т.д. Для того чтобы быть асом в программе по заявкам, нужно много попотеть. Это сейчас компьютер, а каких-то пять лет назад у ди-джея за пультом были две стопки компакт-дисков, груда картриджей с рекламой, которые нужно запускать в строго установленной последовательности, поговорить со слушателем, метнуться к стеллажу с компакт-дисками, найти тот диск на котором именно та песня, которую хочет слушатель, при этом нужно следить за идущей в эфире песней, ну и т.п.

Не знаю, можно ли применять относительно к ди-джейству слово «жанр», но мое кредо – это секс и взаимоотношения между полами, я на этом специализируюсь. Анекдоты я рассказывать не умею, проповедь читать не хочу. Я хочу делать то, что мне приятно и что у меня лучше всего получается. Да и вообще, с моим-то голосом рассказывать о чем-то другом…

А Вам не хотелось сделать на радио свою авторскую программу о сексе, не отвлекаясь на музыку?

У меня в течение нескольких лет была авторская программа  о сексе, называлась она «Эротическое шоу». Мне нравилось делать небольшие репортажи, сталкивать противоположные мнения, разыгрывать в эфире слушателей и т.д. Это шоу было визитной карточкой ночной «Европы Плюс». Для того чтобы ночью удержать аудиторию, практически все радиостанции прибегали к уже апробированному способу ведения ночного эфира – программе по заявкам, а «Европа Плюс» держала ночной эфир исключительно этой программой. Очень жаль, что нашим фирменным коньком теперь могут пользоваться все. Единственное, что я могу сказать, так это то, что такая передача не будет иметь успеха на другом радио, и не потому, что не я буду ее вести, а потому, что нужно придумывать что-то другое, иначе это будет лишь блеклой копией того, что было на «Европе Плюс». К тому же еще нужен и голос, который будет соответствовать стилю программы. Кстати, когда меня взяли на радио, в графе «голос» поставили «минус» —  уж, больно, он был низок…

Для меня давно стала очевидна простая вещь: на радио главное – не что ты говоришь, а как ты говоришь, поскольку именно интонация влияет на подсознание слушателя.

Ди-джей – это актёр у микрофона,  в распоряжении которого один только голос.  Мастерство ведущего состоит именно в том, чтобы такими усечёнными средствами заставить слушателей не просто остаться на этой волне, а включиться в ту историю, которую «закрутил» ведущий. Слова банальные, но очень трудновыполнимые. Голос в данном случае всего лишь инструмент от владения которым зависит успех, но если ведущий без внутреннего содержания всё это бесполезно.

Ну, вот например, какие-нибудь хит-парады, кто-нибудь серьёзно верит ди-джею, что они составляются благодаря только голосованию радиослушателей? Я Вас умоляю! Когда ведущий на такой передаче, за отсутствием артистического таланта, работает как счётно-вычислительная машинка, то понятное дело слушателям всё равно, кто там в этом хит-параде будет сверху, а кто снизу.

Кстати, именно по этой причине я утверждаю, что хорошим ди-джеем можно стать, только после 25-ти, именно к этому времени человек способен уже что-то отдавать аудитории, опираясь на свой жизненный опыт и т.п., до 25-ти человек, только впитывает и аккумулирует свою энергетику. Ну, по крайней мере, до сих пор нет ни одного известного ди-джея до 25 лет.

Есть ли у Вас какие-то специальные приемы, которые позволяют Вам держаться весь эфир? Ведь время не самое легкое.

У каждого ди-джея свои фирменные приемы, однако, вряд ли кто-то их вам откроет. Самое главное – это хорошее настроение. Будет оно – удастся эфир. Ди-джей не имеет права иметь плохое настроение. У меня, например, практически всегда хорошее настроение. Плохое оно бывает у меня только тогда, когда меня будят, да и то продолжается оно всего минут 20.

Я люблю работать ночью. Вы представить себе не можете, как тяжело работать днём. Это ад. Народу на станции – тьма. Все бегают, суетятся, что-то спрашивают, уточняют. Приходят какие-то делегации, хотят взять автограф, посмотреть, пощупать. Мамочка родная! Я в такой ситуации просто не могу работать. А ночью ты в полном одиночестве, ты и за ди-джея, и за охранника. Делай, что хочешь, приводи, кого хочешь. Заперлась, только смотришь на мониторчик. А если кто-то пришел, спросишь: «Кто такой? Ах, вам передать надо? Ну, вы там положите возле двери, я потом возьму!». Красота!

А насколько «эфирная» Женни Шаден соответствует той, которую знают родственники, друзья, близкие люди?

В жизни я, конечно же, мягче, чем в эфире, поскольку я стараюсь общаться с теми людьми, которые мне приятны. Эфир же сталкивает меня с разными людьми, большинство из которых уже заведомо агрессивны ко мне в силу тех суждений, которые я высказываю в адрес мужчин. Отсюда и моя реакция защиты и обороны, сразу хочется ущипнуть, съязвить, поставить на место. Я знаю, где открыть рот, а где его держать закрытым.

А какие предположения возникают у ваших слушателей относительно того, почему Вы скрываете свою внешность?

Так мне и без этого славы хватает! Вы знаете ещё какого-нибудь ди-джея в стране, за которым после эфира устраивают погони на машинах, слежку, нападения? У меня это случается периодически на протяжении 11 лет, к тому же я хочу иметь свою частную жизнь, а не находиться под микроскопом. Вот Ксения, её видели, её знают все, ну и что? У неё, что прибавилось славы? Она, что стала больше от этого получать? Нет! В этом плане моё тщеславие полностью удовлетворено, комплексов по этому поводу у меня нет, а по поводу славы здесь ещё можно поспорить, кто из нас больше популярен…

Конечно же, информация обо мне гуляет разная: мужчина, трансвестит, пожилая тётка, но не как-то всё равно, я придерживаюсь принципа: «Люби себя, на всех не угодишь!». Мне как-то звонит слушатель и спрашивает, правда ли что я трансвестит? «А вы вообще знаете, что это такое? — спрашиваю я, — Это когда мужчина переодевается в женщину. А зачем же мне по радио, у микрофона переодеваться-то? Меня же все равно никто не видит!».

Почему Вы решили выбрать именно такую «тактику работы» — прятать себя от аудитории?

А я не веду затворнический образ жизни, как вы думаете. Я с радостью общаюсь со слушателями по интернету, по телефону. Если нам удается найти общие интересы или взгляды со слушателем, можно и встретиться. Бывают очень интересные люди, с кем-то я дружу уже несколько лет. Если я куда-то иду, я никогда не афиширую, что я — это я, поскольку вокруг начинается какое-то непонятное движение, перешептывание. Я вообще не хочу, чтобы меня знали в лицо, так проще в личной жизни. Несколько лет назад меня пригласили с визитом на Сахалин, в наш филиал радиостанцию «Европа плюс Сахалин». Там мой приезд не был ни для кого тайной – меня останавливали, брали автографы, со мной фотографировались и т.д. Но именно тогда некоторые мужчины, узнав о том, что я – та самая Женни Шаден, настойчиво требовали всех доказательств того, что моя сексуальность распространяется и за пределы эфира, что это не просто мой имидж. Причём доказательства эти нужно было предъявить конкретно – в машине или в ресторане… Это стало для меня хорошим уроком. Если бы моя специализация была рассказывать анекдоты, меня бы всё время просили смешить публику, а так как я веду эротическое шоу, нужно на деле доказывать то, о чём ежедневно распространяешься в эфире. Я не хочу сталкиваться с этим ещё и в Москве, доказывать каждому, что «Я не такая, я жду трамвая». Да и вообще, проще быть инкогнито.

Как Вы представляете себе людей, которые ровно в час ночи настраивают свои приемники на «Европу Плюс»?

А аудиторию не надо представлять, ее надо чувствовать. Все разговоры о том, что ди-джей должен представлять себе свою аудиторию, полный анахронизм. Эти представления нужны тем ди-джеям, которые только что открыли рот в эфире. Ди-джей должен чувствовать аудиторию, на которую работает. Я знаю и чувствую, когда и какую фразу сказать, чтобы она имела стопроцентное попадание и стопроцентную ответную реакцию слушателей. Я работаю исключительно для тех, кому приятно слышать меня, кому интересно, что и как я говорю.

Реакцию мужчин на то, что Вы делаете в эфире, приблизительно можно себе представить. Как оценивает Ваше эфирное творчество женская часть аудитории?

Самая интересная и, в какой-то степени, традиционная реакция женщин на мои колкости по отношению к мужчинам: «Мочи их, мочи, гадов! Правильно, так им и надо». А вообще, правильно сказали мудрецы: предназначение женщины в том, чтобы мешать мужчине, дабы он не останавливался в своем развитии. В этом что-то есть. Большинство женщин, которые меня слушают, полностью со мной солидарны. Скажу больше, многие из них критикуют меня за либеральную позицию. Есть и те, кого не устраивает моя точка зрения, они в довольно агрессивной форме высказывают свое недовольство. Но это в основном девочки, которые находятся в эйфории от первых чувств. Кстати, от меня очень достаётся и женщинам, я считаю, что ломание мужчину через колено и воспитание его под себя просто недопустимы.

Несмотря на то, что в своих эфирах Вы, мягко говоря, не идеализируете мужчину, у Вас масса поклонников. Самые отчаянные их попытки увидеть Вас?

Самые отчаянные попытки встретиться со мной заканчиваются встречей с моим водителем, вид кулака которого охладит любого. Но иногда бывают и гонки с преследованием по ночной Москве. Забавно… Нет, по большому счету, я не против встретиться, покататься на большой машине, подержаться за его руль… Я человек контактный!

Не было ли у Вас желания переменить свое творческое кредо? Может быть, попробовать себя на другой станции и не в образе Женни Шаден, а в образе кого-то другого?

Даже если менять станцию, все равно я буду ассоциироваться именно как Женни Шаден. Работать по-другому можно, но это буду уже не я. Наш слушатель достаточно консервативен в этом плане, он всегда будет сравнивать то, что ему предложат, с тем, что было раньше. Однако я могу вести любую передачу от политической, до классической, знаний  и интеллекта у меня для этого хватит, поэтому после некоторого перерыва Вы услышите меня и в другой ипостаси. Будем работать. Ведь все в этом мире эволюционирует.

Чем занимаетесь днём, в свободное время?

Днём у меня не так уж и много времени. Главное – нужно отоспаться, потом в институт, затем домой перекусить и опять на работу. Кстати, Вы со мной полегче, я будущий прокурор! А в свободное время я стараюсь полностью посвятить себя личной жизни. Французы еще 11 лет назад сказали нам, что ваша личная жизнь теперь «Европа плюс». Так и получилось. В юношеском возрасте об этом не думаешь, а сейчас понимаешь, что личная жизнь – это намного важнее, чем любая работа. По Фрейду, чем лучше карьера, тем хуже личная жизнь. В принципе так и есть.

То же самое и в сексе — когда много и доступно, теряется азарт и притупляются ощущения, когда же этого не хватает, становишься более изощрённым …

Что Вам нужно для того, чтобы жизнь устраивала Вас на все 100%?

Для полного счастья хотелось бы изменить процентное отношение в следующем анекдоте: «У российских мужчин спросили: «Хотели бы Вы переспать с Женни Шаден?» 60% ответили – нет, никогда! 40 % ответили – я с ней уже спал».

А если серьёзно, то пара маленьких шаденчиков меня вполне устроит.

Татьяна Ломакина 2001 www.onair.ru


«Собеседник» 1996 «Не хочу учиться, хочу Женни!»

8 Декабрь, 2011

Много интересного можно прочитать о себе в прессе… «Собеседник» и Ася Артуркина смешали в кучу всё, что только могли…

«По-олночь, — тянет в микрофон идеальный шелковый голос. — В студии радио «Европа плюс» — Женни Шаден». Как по команде начинает истерически трезвонить студийный телефон. Из трубки чуть ли не руки тянутся. Где ты, Женни? Нельзя тебя увидеть — так хоть пощупать, дай!

Откуда этот патологический интерес?

Станислав Ежи Лец однажды сказал: создавайте легенды о себе, боги начинали с этого!

Люди с удовольствием верят в прекрасную легенду Женни Шаден. Потому что ее можно додумывать и представлять себе как угодно. Можно — с длинными белыми кудрями, можно — в одной набедренной повязке, можно — со значком Зюганова на лацкане. Это своего рода секс по телефону, когда специально обученная барышня на том конце провода ничего не делает — просто говорит с тобой сексуальным голосом, а ты воображаешь себе кого угодно.

Все телевизионные интервью Шаден, которые вам случалось видеть — откровенный маскарад, подставки. Хотя на самом деле Женни отнюдь не дурнушка. Но это, увы, тот вариант, когда дымовая завеса слухов, сплетен и предположений помогает сохранить популярность. Пожалуй, только в этой стране можно не обладать никаким талантом и сделать себе имя на скрытности, тайне, обещании. Оно и понятно: любую конкретику в наше время так и тянет изругать. Любить можно только того, кто абстрактен, расплывчат и потому неуязвим.

Все плохи — хорош(-а) только Женни Шаден, тщательно скрывающий(-ая) даже свой пол. Апофеоз анонимности — и в результате полная любовь. Для любопытных сообщаем вес Женни Шаден: 57 килограмма. Рост: 182 сантиметра. Длинные черные волосы — почти до талии, мулат(-ка), глаза- маслины, необычайно красивый чувственный рот и небольшое общее сходство с фотомоделью Кристи Терлингтон — бывшим «лицом» мыла Camay.

Женни — человек очень закрытый, живет замкнуто, а на вопрос о музыкальных предпочтениях отвечает одно: чтобы было красиво. У Женни две собаки — дворняжки, отец Женни — итальянец сомалийского происхождения, а дедушка даже был до недавнего времени Президентом загадочной республики Сомали.

В школе у Женни была кличка «Золотая антилопа» за гибкость, пластику и длинные ноги. Своей машины у Женни нет, а вот у ближайшего друга — есть джип. Любимый поэт Женни — Роберт Бёрнс, и причина этого предпочтения объясняется странно: оказывается, читатель стихов Бёрнса может по ним легко научиться науке расставания с ненужными или враждебными людьми. Бёрнс, вероятно, сам удивился бы.

Высшего образования у Женни нет — панически боится любых экзаменов. Некоторое время культовая фигура отечественного радио проработала на «Мосфильме», а потом по конкурсу ди-джеев попала на «Эхо Москвы».

Ходят слухи, что тайна Женни Шаден стала приедаться, и, возможно, «Европа плюс» расстанется со своим ночным ди-джеем или изменит его имидж. Лицо свое Женни покажет, только простившись с радио. Но возраст сообщает уже сейчас: 28 лет.

Помнится, в известной повести Стругацких действовало Дитя — персонаж, пол которого раскрывался лишь в финале. Юный монстр, затянутый в кожу и не снимающий темных очков, оказался девушкой. Полагаю, читатель был отчасти разочарован: загадка всегда больше разгадки. Посему не будем требовать от Женни Шаден избыточной откровенности.

Будем любить тайну. Ибо в ней есть возможность всех ответов.

Ася Артуркина

Публикации оцифровываются

5 Декабрь, 2011

Постепенно начинаю оцифровку и публикацию изданий со статьями, интервью и т.п. о себе.
Публикации и интервью приводятся без исправления орфографических, стилистических и пунктуационных ошибок.

Женни Шаден – ТРИ

30 Август, 2010

Известный тезис о том, что со временем количество перерастает в качество, по отношению к музыкальным ведущим на радио не действует.

Их много, слишком много и вполне резонно следовало бы ожидать такового же разнообразия в их работе, имидже, подачи информации, юморе, однако этого не наблюдается. Минимум фантазии, максимум заезженных эфирных приёмов и вот он портрет ди-джея первого десятилетия XXI века.

Конечно, оценочно-субъективная категория «нравится» или «не нравится» всегда преобладает, особенно у слушателей, но как же идентифицировать ди-джея с профессиональной точки зрения?

На самом деле – это не так уж и сложно, как может показаться.

Для начала давайте определимся, кто есть кто.

Существуют три типа ди-джеев.*

Первые – «технари».

Они профессионально справляются со своей работой, сведены к минимуму технические погрешности, они всегда всё хорошо прочитают и озвучат, они стабильны и не имеют проблем с техникой.

Главная проблема таких ведущих – это отсутствие яркого имиджа или имиджа как такового.

Итог – их имена аудитории ни о чём не говорят, многие из таковых больше похожи на дикторов, чем на музыкальных ведущих, чья первоочередная функция развлекать и быть интересными слушателям. Они работают для начальника, а не для аудитории.

В отличие от первой, вторая группа ведущих все свои силы бросает не на техническую сторону эфира, а на её творческую часть, отсюда возможность нестабильной работы и допустимы технические погрешности в эфире, но их главный козырь – это ярко выраженный имидж. Такие ди-джеи прочно ассоциируются с названием радиостанции, их знают и любят слушатели, у них хорошее чувство юмора и уникальное чутьё аудитории, что исключительно важно для такой работы.

Третий тип ведущих. Это ди-джеи, чьё одно лишь присутствие в эфире автоматически делает рейтинг радиостанции.

До этой ступени суждено дойти только «имиджевым» ведущим, в силу специфики их самоотдачи, «технарям» же не хватает самого главного – способности увлечь за собой аудиторию, по причине отсутствия к ним как к личностям интереса у слушателей.

Включая приёмник, легко определить к какой категории относится тот или иной ди-джей и если исключить из списка третью категорию, приблизится к которой в нашей стране, могут только два, три человека, сортировка будет не долгой.

Так каким ди-джеем быть лучше?

Сначала надо определиться для чего…

Для славы, любви аудитории и т.п. безусловно – вторая категория, но она же и самая недолговечная.

Поддерживать интерес к себе – это титанический труд, в первую очередь над собой. Имидж со временем, как правило, не изменяется, а лишь дополняется новыми штрихами. «Имиджевый» ди-джей зависим от смены руководства, которое имеет свои вкусы и интересы, и как правило, с приходом новой «метлы» под удар в первую очередь попадают как явно слабые ведущие, так и такие ди-джеи.

Например, пришедший на смену Ю. Аксюте О. Бондаренко, человек явно не понимающий то, что нужно делать в эфире, но имитирующий кипучую деятельность и профессионализм предложил мне создать вечернее шоу. От меня требовалась концепция, ежедневные темы передач, гости, работа за пультом, реклама и т.п., и всё это за ту же зарплату. Мною ему было отказано. Следствие – в новом сезоне он меня поставил работать на выходные дни.

Так же, давайте не будем забывать, что «имиджевые» ди-джеи подвергаются и тотальной критике со стороны как руководства станции, так и радиослушателей, работа «технарей» же не вызывает таких бурных эмоций.

Для примера, мой стиль поведения, темы эфира и манера подачи информации до такой степени выбешивала определённую часть аудитории, что «Европе плюс» не раз приходилось отстаивать, корпоративные интересы в суде. О таковой бурной реакции на своё творчество и интерес к собственной персоне «технарь» может только мечтать.

«Технари» как правило, относительно долго работают на одном месте, закрывая ответственные участки эфира, без таких ведущих не проживёт ни одна радиостанция даже при условии глобальной компьютеризации, они незаметны и перетасовка их по эфирной сетке ни у кого вопросов не вызывает. Как правило, им поручают стажировать новеньких ди-джеев, но, так же как и в театре, им лишь уготована роль в эпизоде, без надежды на главную роль.

Конечно, такому ведущему могут дать вести шоу, и он его проведёт, но как любое дело его успех на 90 % зависит от харизмы ведущего, за не имением такового интерес в таких «шоу» пытаются поддерживать за счёт гостей.

Идеальное радио – это чередование в эфире «технарей» и «имиджевых» ведущих, перекос в ту или иную сторону сделает эфир соответственно либо скучным, либо слишком насыщенно – напряжённым, поэтому вполне логично, что после «утренних шоу» накал страстей в эфире утихает, до следующего «часа Х», определённого программным директором станции.

К какой группе я отношу себя?

Бесспорно, ко второй. Сказать, что я отношусь к третьей категории, было бы с моей стороны опрометчиво, хотя, безусловно, я к этой группе стою намного ближе, чем все остальные из когда-либо работающих ди-джеев в этой стране. Другое дело, что я не верю, что один ди-джей может вывести радиостанцию из полной «ж» — это не в нашей стране, где как таковой творческий труд порой ценится ниже труда физического.

Про третью категорию ведущих следует добавить, что это американо-европейский стандарт, как должно быть.

В Америке, только информация о том, что эфир будет вести Howard Stern на той или иной радиостанции автоматически поднимет её рейтинг, но для того, чтобы Stern там появился, ему заплатят миллионы долларов.

У нас же, наберут «дворняжек» с улицы, дадут им ливерной колбасы и те с голодухи счастливы! В Европе или Америке подобная ситуация принципиально невозможна, там творческий труд неимоверно ценен и достойно оплачивается!

Количество музыкальных ведущих давно не соответствует качеству их работы. Как любой творческий человек, ведущий должен задумываться о своём прогрессе как творческой единицы, если ему это не надо, значит он просто ремесленник, а не творец.

Сейчас можно констатировать тот факт, что эфир музыкальных радиостанций наводнили «технари», изо дня в день выполняющие рутинную для них работу по модерированию эфира. Замена того или иного «технаря» не изменить эмоциональный фон эфира.

Только хороший ди-джей делает то, что кроме него не сможет сделать никто, а прочитать текст по бумажки, или поздравление, подготовленное вчера может любой, для этого не нужно быть ди-джеем.

А самое главное, что обязан уметь ди-джей – это владеть своей аудиторией, манипулировать ею, вызывать эмоции у миллионов порой одним лишь голосом – это высший пилотаж в профессии. Нынешние ди-джеи в этом плане импотенты, им легче идти самим на поводке, чем возглавить ревущую толпу!

Что же касается бывших своих коллег, которые всё ещё работают в эфире, могу сказать только одно – это не работа ди-джея – это халтура!

Продолжение следует…

* Нулевой тип ведущих, который определил сам слушатель, обсуждать не буду, поскольку словосочетанием «никакой ди-джей» всё сказано.

Женни Шаден. Радиолимит

19 Февраль, 2010

Сейчас в столичном эфире примерно 95% иногородних радиоведущих. Их имена никогда не станут известны потому, что это не ди-джеи, а дешёвая китайская подделка.

Современный радиоэфир не такой, каким он был 20 лет назад. Он стал динамичным и практичным: все песни урезаны до трёх минут, вместо CD и картриджей теперь компьютер и мониторы. Одно пока остаётся незаменимым – это ди-джей, который с каждым годом становится всё бездарней и скучней.

Сейчас в столичном эфире примерно 95% иногородних радиоведущих. Практически их имена  никто не знает потому, что они не отличаются оригинальностью и самобытностью, а представляют собой многослойную кальку шаблонов и штампов, сформировавшуюся из эфиров ведущих, которые на этом поприще так и не добились успехов. Как говорится, у плохого тренера не бывает хороших учеников. Они выдают тот продукт, который может создать любой! Возьми с улицы человека, проведи с ним недельный инструктаж и он так же бодро начнёт анонсировать идущие в следующем часе песни — это не работа ди-джея. Это имитация, китайская подделка!

Именно этим в подавляющем большинстве и занимаются радиоведущие на практически всех радиостанциях, начиная от тех, которые в высшем рейтинговом дивизионе, заканчивая теми, кто в этот дивизион никогда не попадёт.

Я сознательно их называю радиоведущими, а не ди-джеями, поскольку последними они уже никогда не станут в силу своего менталитета и отсутствия творческой потенции, да и руководству станций это по большому счёту не нужно.

Амбиции

Приехавший провинциал схематично представляет свои действия следующим образом: надо зацепиться, потом перейти на станцию покруче, а там может быть, и на ТВ пролезу, ну, это самый оптимистичный и амбициозный вариант такого проекта.

Тщеславие самое слабое место провинциального ведущего. Это используют работодатели. На «Ньютон ФМ» морочили голову, говоря, что через год радиостанция будет в первой десятке радиостанций Москвы! В этот же срок «Ньютон ФМ» и развалилась.

Чувствуете, на чём у него расставлены акценты, не на том, что он хочет своим профессиональным мастерством, или «творчеством» прославиться, купаться в лучах славы и любви своих слушателей, держать аудиторию и манипулировать ею.

Нет, ему это не надо! Он любит себя в искусстве, а не само искусство!

Конечно, многие мечтают быть такими же известными как первая волна ди-джеев, но изначально у них ошибочная мотивация, зачем они в столице, да и ремесло радиоведущего сейчас не так популярно, как в былые годы.

Зная это слабое место, работодатели всегда знают куда надавить. Например, ведущим бесславно закончившей свою работу радиостанции «Ньютон ФМ» морочили голову, говоря, что через год работы радиостанция будет в первой десятке (!!!) радиостанций Москвы и соответственно они будут самыми известными ведущими.

Но бесполезно обнадёживать славой того, кто хочет просто остаться в Москве, а не стать звездой в том деле, которым он занимается. Ведь давайте говорить честно, каждый из таких ведущих знает, на что он способен и что он может предложить, и практически все понимают, что никаких шансов для победы у них нет, но для них лучше быть серой мышкой в Москве, чем хоть кем-то в провинции.

Демпинг

Почти всегда, приехавший в Москву провинциал идёт на ту станцию, в филиале которой он работал в своём городе — это проще

Приходит и говорит типа…

…а я из вашего филиала из города такого-то…

Ему отвечают….

…ой, правда?…как здорово…

Он оставляет свою демку и ждёт, когда рука программного директора соизволит коснуться его демоносителя и прослушать его «творчество». Дабы увеличить свои шансы можно напихать своих резюме в дюжину мелких и не очень радиостанций.

Как правило, самое благодатное время для такого визита — это начало лета. В этот момент станции избавляются от «отработанного материала» и заменяют его на ту самую радиолимиту.

Радиолимитчик — это самый лакомый кусочек для всех станций. Не зная среднюю ставку московского радиоведущего, он с радостью соглашается работать за 500$-700$ даже без выходных, тем самым демпингуя ставку профессионального радиоведущего как таковую и впоследствии, сам страдая от этого.

Это, пожалуй, самый лакомый кусочек для всех станций. Радиолимитчик не зная среднюю ставку московского радиоведущего, с радостью соглашается работать на «своей любимой» радиостанции за 500$-700$ порой даже и без выходных, тем самым демпингуя ставку профессионального радиоведущего как таковую.

Московский ди-джей не пойдёт работать на радио при такой ставке — это просто не разумно и социально не оправдано, учитывая стоимость жизни в столице. Он принципиально не будет делать, так как приказано всем остальным ведущим, с ним можно только договориться. Как правило, у него и уровень профессионализма выше и амбиции совсем иного плана, и характер такой, что он не побоится крепких выражений в адрес непрофессионалов, да и поэксплуатировать его даром не удастся — его можно соблазнить только деньгами, то ли дело провинциальные соискатели мечты.

Конечно, программному директору легче иметь бессловесное, бесполое существо, с которым не нужно возиться и предоставлять режим наибольшего благоприятствования, но это и характеризует самого программного, как мало профессионального и слабого управленца.

И такие ведущие уже стоят на пороге, пусть менее опытные, менее харизматичные, никому не известные (это даже хорошо), с кучей личных амбиций провинциалы, из которых можно вить верёвки, прекрасно зная, что из Москвы, они теперь всё равно никуда не денутся, тем более что их несколько сотен! Будет один кочевряжиться — просто возьмут другого.

Создавая подобную демпинговую ситуацию, провинциалы обрекают на нищенское существование не только себя, но и всех последующих подобных «покорителей столицы». Под этот хлыст попадают и московские ди-джеи, которым также напоминают, что в дверь стучаться сотни ведущих из провинции и если ты будешь тут права качать, мы сделаем change, как говорится дёшево и сердито!

Соглашаясь с демпингом, ведущий попадает, не побоюсь этого слова в добровольное рабство к радиостанции, которая при помощи него худо или бедно заработает деньги, а ему предоставит возможность лишь собирать крошки с пола.

Помимо финансового демпинга неизбежно происходит и творческий демпинг.

Это раньше собираясь в столицу, с собой брали всё самое лучшее. Сейчас провинциальный ведущий кроме своих ничем не подкрепленных амбиций ничего с собой не привозит. С профессиональной точки зрения ему предложить нечего. Он едет не покорят Москву, а остаться в ней.

Вы заметили, как упал уровень ведения музыкальных программ на радиостанциях — это  последствия именно такого творческого демпинга.

Изначально, уровень провинциальных ведущих ниже, нежели работающих в Москве или Питере. Это естественный процесс, поскольку в провинциальных городах и конкуренция не такая жёсткая как в столичных городах, ассортимент радиостанций не так велик, да и менталитет попроще.

Это раньше собираясь в столицу, с собой брали всё самое лучшее. Сейчас провинциальный ведущий кроме своих ничем не подкрепленных амбиций в котомке ничего с собой не привозит. Он едет не покорять столицу, а протиснуться в плотно утрамбованную стопку простых карандашей в надежде, что его грифель именно той твёрдости или мягкости, который нужен в данный момент тому или иному программному директору радиостанции. Последний же не всегда умеет рисовать цветными карандашами- с цветом можно и переборщить, а оттенков серого может быть немерено, но он всё равно остаётся серым!

И так, с профессиональной точки зрения провинциалу фактически предложить нечего, о каком-то мониторинге рынка на котором он хочет предложить свои услуги и речи быть не может, для него задача номер один хоть как-то зацепиться в Москве и ждать счастливого случая.

Приезжая в мегаполис провинциал долго ищет формулу как для него стать своим. Подсознательно, он идёт от самого простого — посещение многочисленных ночных заведений, фитнес — центров, кафешек и ресторанов. Неотъемлемой частью этого «познания» столицы обязательно становятся самые дорогие и роскошные бутики, туда, куда москвичи заходят не покупать, а прицениться, посмотреть и купить такое же, но намного дешевле в более мелких магазинах, не в центре Москвы.

У провинциала сознание сфокусированное, он отдаст последнее, но купит шмотку, чтобы придти на работу и показать, что он это тоже себе может позволить и он часть современной московской тусовки, хотя по большому счёту этого эстетического порыва никто не оценит.

Приезжему необходимо иметь как можно больше знакомств и контактов – это поможет ему найти тёпленькое местечко. Хотя некоторые из них благодаря своим «близким контактам третьего вида» со своим непосредственным начальником даже получают радио номинации, но разве их кто-то знает? Их имена кому-то о чём-то говорят?

Помню, как на «Европу плюс» пришёл небезызвестный Рустам Солнцев, он работал передо мной и каждый вечер изливал желчь на своих бывших коллег с «Муз ТВ», акцентируя внимание именно на том, кто в чём был одет и кто где одевался. Больше всего почему-то, его раздражала Аврора, которая по его словам одевается в секонд-хенде.

Поскольку я человек, который всегда и всех держит на дистанции, мы практически не общались, но я не удивлюсь, если он потом где-нибудь и ляпнул, что Женни Шаден — лохушка.

Не надо забывать, что приезжему просто необходимо иметь как можно больше контактов, знакомств и общения — это рано или поздно может положительно повлиять на его судьбу, в том числе и найти тёпленькое местечко и здесь профессиональный успех отходит на задний план.

Надо учитывать и то факт, что среди провинциалов есть и те, которые всеми правдами и не правдами, добились карьерного роста, несколько лет уже живут в столице и не собираются возвращаться к себе на историческую родину. Так вот, они люто ненавидят тех кто, как и они, приезжают покорять мегаполис. Никакой поддержки, взаимовыручки от них ожидать новичкам не приходится, а скорее наоборот.

Некоторые из них благодаря своим «близким контактам третьего вида» со своим непосредственным начальником даже получают радио номинации, но разве их кто-то знает? Их имена кому-то о чём-то говорят? Они разве что-то сделали на радио?

Имя собственное или нарицательное

Заметили, что 99% радиоведущих из провинции не берут себе псевдонимы. Они в эфире гордо произносят свои имена и фамилии, в такой браваде слышен подтекст: эй вы там, в моём городе, знайте теперь, где я работаю, я не чета вам всем, неудачники!

Нам же в далёком 90-м году французы сразу сказали, что мы все должны придумать себе псевдонимы- это было их жёсткое требование. Для нас у них мотивация была таковой, что мол, вы будете известными, и вас начнут донимать поклонники…

99% радиоведущих из провинции не берут себе псевдонимы. Для них, работа в московском эфире -это продолжение их карьеры. Но если ведущий не добился успеха в течение 3-5 лет, то успеха не будет! Лучше не выдавливать из себя то, чего нет!

На самом деле, сейчас я понимаю, что обязательность работы ди-джеев под псевдонимом обусловлена не этим, а именно психологической мотивацией его работы. Ди-джей, работающий под псевдонимом, начинает свою жизнь с чистого листа, он теперь в эфире должен доказывать свой талант, добиваться успеха, а ди-джей, работающий под своим именем, просто продолжает историю своей карьеры, он ещё раз повторюсь, любит себя в искусстве, а не само искусство! Чувствуете разницу?

Могу заявить, что если ведущий не сыскал себе популярности в течение 3-5 лет, то успеха и не будет! Лучше не выдавливать из себя то, чего нет! Хотя как показывает практика многим и не претит мысль, что лучше быть серой мышкой, но в Москве, вовремя получая свою порцию бесплатной похлёбки.

Более того, большинство таких ведущих были бы намного успешней в другом бизнесе, чем в «пуках творчества» на радио. Некоторые, кстати вовремя это понимают и начинают параллельно работать в других областях, что вызывает у меня уважение!

Ди-джей- это не профессия! Я не перестану это повторять!

Недаром, в Америке профессия DJ считается самой бесперспективной! Хотя, вы понимаете, как там оплачивается труд творческих профессий, и какая богатая история ди-джейства в этой стране, что уж говорить о перспективах такой работы у нас.

Иди варить суп!

И вот такой ведущий начинает работать в московском радиоэфире. Есть в этом для него положительный момент. Он в своём профессиональном уровне вынужден на сколько сможет подтянуться до нынешнего московского уровня (ну, конечно это зависит и от профессионального уровня самой радиостанции, на которой он работает).

Всё, что сейчас звучит на музыкальных радиостанциях – это чудовищно! Слушаешь на «Европе плюс» вечернее «шоу» двух тёток и так, и хочется им сказать: «Лохушки – идите варить суп!».

Почему я говорю «нынешнего» потому, что вот уже два десятилетия подобные ему провинциалы, вымывая из эфира дорогих московских ди-джеев, с каждым разом снижают уровень ведения музыкальных программ. Радио 2010 года намного хуже радио 2000 года, по многим параметрам и тенденция увядания профессии ди-джея на лицо. И в это непосредственный вклад внесли приезжие ведущие, которых московский эфир попользует и выплюнет, а их имена так и растворяться в небытие, поскольку ещё ни один провинциальный радиоведущий не стал популярным в Москве.

Всё что я сейчас слышу – это убожество, по голосам, по фантазии, не говоря уже про технику исполнения! Слушаешь, например, на «Европе плюс» вечернее «шоу» двух, не побоюсь этого слова лохушек и так, и хочется им сказать: «Лохушки — идите варить суп!».

Примитивные тексты, ляпы в эфире, накладки и т.д. всё это сопровождает каждого радиоведущего, как профи, так и новичка, разница лишь в процентном соотношении. Безусловно, это влияет на общий имидж радиостанции и в конечном итоге на её рейтинг. Всё это слышит и программный директор, другая «верхушка» айсберга под названием радиостанция и они решают: дабы скрыть непрофессионализм своих ведущих сократить до минимума время выхода в эфир и количество выходов соответственно. Технические погрешности микширования песен пытаются скрыть обособлением оных джинглом с позывным радиостанции, усиливая тем самым и узнаваемость станции.

На некоторых радиостанциях ведущих обязывают заранее приносить тексты своего эфира для визирования у программного директора и в коммерческую службу! Это мотивировано возникшими в прошлом проблемами в эфире, такое впечатление, что сия мера- это гарантия эфиров без ляпов. Может быть, программный директор на такой станции получает деньги за то, что сверяет произнесённое слово в эфире с присланным ему ранее текстом? Но для этого не нужно быть программным директором радиостанции, для этого достаточно быть учеником 4 класса.

Живём в XXI веке, а из радио всё ещё слышим сквозь натянутую улыбку, всё те же фальшивые слова: самое лучшее только у нас!… только мы даём вам хорошее настроение! Ребята, сейчас любимую музыку легче найти в Интернете, чем услышать её на двух дюжинах московских радиостанций! Кого разводим-то на позитиффф?

Вот и слышим мы сейчас в эфире от ведущих с натянутой, вымученной улыбкой только анонсы песен, погоду, «пробки» и конечно же «жизненный позитиффф» типа: оставайтесь с нами!…самое лучшее только у нас!… только мы даём вам хорошее настроение!… и другой «дешёвый развод» лихих девяностых, на который сейчас уже никто не ведётся! Слушатели теперь более информированные, музыкальные новинки они получают из Интернета раньше, чем они появятся в радиоэфире, их убеждать не надо — это просто глупо! И нынешняя бездарная болтовня, которую они слышат из радиоприёмника, им явно настроения не прибавляет! Сейчас радиоведущие оправдывают ранее шуточное определение профессии ди-джей- это прокладка между песнями.

Провинциальные ведущие не создают конкуренции. Сейчас конкуренция лишь на уровне — худшее борется с плохим и после победы первого начнётся борьба более худшего с худшим и так до полной деградации.

Почему же, вы меня спросите, всех так привлекает работа радиоведущего?

Ну, во-первых, я не знаю кого это «всех», но думаю, что по большому счёту до сих пор многие живут категориями девяностых годов, когда для страны ди-джеи стали не только носителями новой информации и музыки, но и друзьями, поддержкой в то неспокойное время. Вот этот шлейф, закрученный, в том числе и мной до сих пор соблазняет многих. Отбросив, пафосную часть скажу, что в принципе работа-то халявная, особенно сейчас, когда творческая часть в ней просто аннулирована! Радиоведущий тяжелее ручки ничего не поднимает, интеллект особо не нужен, работает всего 3-4 часа в сутки или по 6-7 три раза в неделю и всё- наслаждайся жизнью, свободного времени уйма и какие-то денежки да накапают (в зависимости от ставки). Не плохо, не правда ли? Скажу больше, что многие после нескольких лет такой «напряжённой творческой работы» не могут себе представить, как это они вдруг будут работать по 8 часов в день на другой работе, для них это просто невозможно!

Радиоведущий тяжелее ручки ничего не поднимает, интеллект особо не нужен, работает всего 3-4 часа в сутки и всё — наслаждайся жизнью! Многие после нескольких лет такой бесплатной похлёбки не могут себе представить, как это они вдруг будут проводить на рабочем месте по 8 часов, для них это просто невозможно!

Подобная работёнка полностью засасывает и ведущий готов, за вот эту бесплатную похлёбку выносить оскорбления и унижения от своего руководства и защитить его некому.

Вообще нужно давно подумать о Профсоюзе, который будет защищать права в частности радиоведущих и установит минимальную ставку почасового оклада, ниже которого радиостанции просто не имеют права платить ведущему, москвичу или провинциалу, тем самым защищая права и тех и других. Сразу же уйдут в прошлое штрафы, которыми облагаются ведущие за какой-нибудь косяк в эфире. Впрочем, это можно пресечь и сейчас, потребовав от руководства письменного приказа о наложении штрафа, который вам не дадут, потому что если вы с этой бумажкой придёте в трудовую инспекцию больших проблем, в том числе и финансовых компании работодателю не избежать. Штрафы имеет право взимать только государственные органы и только в доход государства! Догадайтесь, в чей карман пойдёт наложенный на ведущего штраф в размере 20% от заработной платы?

Каждый радиоведущий должен чётко усвоить, что радиостанция хочет на вас заработать деньги, а если это так, то и вы должны так же хотеть заработать деньги на радиостанции! Если же с вами торгуются из-за 100$ — платить вам вообще не будут!

Каждый радиоведущий слушающий трели о перспективах работы на той или иной радиостанции должен чётко усвоить, что радиостанция хочет на вас заработать деньги, а если это так, то и вы должны так же хотеть заработать деньги на радиостанции! Это нормально!

Любите себя и не позволяйте об себя вытирать ноги!

Будете «отлизывать» и пресмыкаться рано или поздно потеряете всё! Не останется ни денег, ни славы, ни собственного достоинства!

Пока вы будете хлебать бесплатную похлёбку, Они будут ездить в «Мерседесах» и плевать в вашу сторону!

Я — Женни Шаден!

Наталья Дурова как-то мне сказала в разговоре:

«Я вот выйду на сцену, просто возьму в руки мышку и мне больше ничего не нужно делать, а весь зал мне будет аплодировать, потому, что Я — Наталья Дурова!»

Этим и я хочу закончить.

Я — Женни Шаден!

А кто ты?

И будешь ли ты кем-то?

Подумай!

Женни Шаден: Я не учу «даунов»!

19 Январь, 2010

Здравствуйте, Женни
У меня есть к Вам вопрос.
А почему Вы не хотите поделиться своим богатым опытом с новым поколением радиоведущих? Может быть пора уже и преподавательством заняться? А то нынешние ведущие кроме разочарования эмоций никаких не вызывают.
Спасибо, Николай                          (LiveJournal.com)  

В последнее время мне часто поступают предложения заняться преподавательской деятельностью, дабы взрастить и передать опыт новому поколению радиоведущих, чтобы они узнали секреты успеха и стали такими же популярными как первая волна ди-джеев.

Мой ответ такой же прямой, как и эти предложения: Я не учу «даунов»!

Не считаю нужным тратить свою энергию на нынешнее бездарное поколение радиоведущих! Кому нужна моя помощь обращаются ко мне и я всегда помогаю. Однако считаю, что любой успешный человек, в том числе и в радиобизнесе — это в первую очередь личность и именно от этого уже нужно отталкиваться. Нет личности, не будет шоу, не будет звезды эфира, ничего не будет!

Работа сегодняшних ди-джеев осталась на уровне 90-х годов прошлого века. Ничего нового, никаких новых решений и подходов, всё стандартно и использовано ещё в прошлом столетии. Более того, большинство радиостанций напрочь вообще убили саму идею радиодиджейства, сейчас это не те весельчаки и балагуры, какими они были в 90-е, сейчас это обычные дикторы, которые без запинки читают написанный текст на бумажке и желания «похулиганить» (в хорошем смысле этого слова) у них даже и  не возникает.

Нынешнее поколение радиоведущих- это амёбы, или полные радиодауны, которыми легко управлять руководству, как правило это «заезжие гастролёры» из провинций, работающие в местных филиалах, которые мало того, что демпингуют московскую ставку ведущего, (от чего потом и сами страдают), так они изрядно снижают уровень московского радиоэфира, что сейчас мы и наблюдаем в столичном эфире.

Раньше у ведущих было желание владеть аудиторией, управлять ею получалось у единиц, но именно эти диджеи становились поистине звёздами радиоэфира, их цитировали, о них рассказывали и конечно же ругали. Сейчас же главная самоцель нынешнего поколения ведущих- это попасть на радио, они считают, что уже работая на нём они звёзды. Им не нужна аудитория, они плевать на неё хотели, им важен сам факт личного (как они считают) триумфа в карьере. Безусловно, у некоторых имеется желание стать известными, такими как диджеи 90-х, но для этого большинство из них слишком ленивы, а у некоторых просто изначально не хватает потенции, чтобы вообще стать звездой. Время, когда человек приходил работать на радио и автоматически оказывался в обойме  славы и внимания к себе прошли, сейчас диджейство- это ремесло и не такое уж престижное как 20 лет назад. Вообще, работа ведущего на радио- это не профессия, она хороша как трамплин для дальнейшего карьерного роста на телевидении, в кино и т.д., но если ведущий засидится на этом месте надолго, его эта трясина затянет, а когда неизбежно придёт время «слива» он поймёт, что по сути у него в жизни-то ничего и нет, ни особого капитала, ни профессии, ни славы, ничего! И вот тогда нужно будет начинать жизнь с чистого листа, либо стучаться в закрытые двери с протянутой рукой, а за ними сидит уже новое поколение, которые о вас и знать ничего не хочет, которым легче взять авоську ведущих из провинции, чем платить эту же сумму за ваши заслуги.

Сейчас кому не лень все готовы поделиться «секретами» успеха в диджейской профессии, диву даёшься, когда неизвестно кто приглашает на свои семинары дабы повысить профессиональный уровень ведущих. На такое может клюнуть только «радиодаун» тот, кто посещает курсы личностного роста, потому что сам настолько энергетически пуст, что надеется пополнить энергию со стороны.

Научить таланту невозможно- это ещё никому не удавалось!

И пока руководители станций будут довольствоваться радиоотстоем, мы не услышим в эфире, может быть ещё 20 лет новых Ксений Стриж, Женни Шаден, Р. Митрофановых и т.п.