www.onair.ru 2001 Интервью с Женни Шаден, ди-джеем ночного эфира на радио «Европа Плюс»

10 Декабрь, 2011 от  

ИOnAir.ru: Недавно на сайте «Европы Плюс» посетители по чёрточкам собирали Ваш портрет, но никакой информации о Вас, как о человеке с радио, там нет. Как Вы оказались на Европе Плюс и были ли в вашей судьбе какие-нибудь другие радиостанции?

Женни Шаден: Начну издалека… Еду я как-то на работу в метро, читаю. Напротив меня сидит парочка, которая разговаривает  о чём-то. Вдруг тема разговора неожиданно меняется, и в шуме метро я вылавливаю фразу: «Ну, ты же слушаешь «Европу Плюс»? Ты что думаешь, туда так легко устроиться работать ди-джеем?..».

Я, конечно, сразу уши навостряю в ожидании продолжения. Чем чёрт не шутит, думаю, может, это мои будущие стажеры, но пара встала и на следующей станции вышла.

Стандартное мнение о том, что устроиться на радио не так легко, сейчас превалирует у каждого, кто хочет однажды связать себя с радиобизнесом.

Однако в 90-м году все было проще. Тогда и отечественного шоу-бизнеса, как такового, еще не было. Появилась радиостанция «Европа Плюс», через два месяца объявила о наборе ведущих, а я-то не в курсе…

Мне позвонил знакомый и сказал, что мне сам Бог велел попробовать, поскольку я хорошо разбираюсь в западной музыке. Я дозваниваюсь, и  мне обещают перезвонить…

День никто не звонит, другой…

«Эх, — думаю, — пойду-ка я лично схожу». Прихожу. Народу у телецентра – тьма. Всех пропускают по спискам. Естественно, меня в них нет. Я «включаю» дурочку и говорю: «Ой, а где же я? Как же так?»…

Вероятно, сыграно было натурально, и меня провели. Заполняю там какие-то тесты, анкеты, экспромтом представляю какую-то песню, меня поблагодарили за участие в кастинге и сказали, что если что — позвонят. А мне на самом деле было настолько всё равно, что усмехнувшись и понимая, что это они говорят всем, беру в награду наклейку «Европы плюс» и, простившись, уже мыслями ищу место в квартире, куда бы её присобачить.

Но вечером того же дня всё же раздался телефонный звонок, который меня уже как-то напряг. Ну, думаю, на первом этапе не завалили, второй будет посерьёзней…

Второй тур состоял из музыкальных фрагментов, которые давались для прослушивания всего на секунд десять. За пультом вальяжно сидел французский ди-джей, который и ставил песни, а мне нужно было их опознать. Этот тест был мною пройден практически без помарок, не удалось угадать лишь французских исполнителей, которые были практически не известны в Союзе. Француз меня похвалил, сказав, что я единственный претендент из всех пришедших, кто так хорошо знает музыку. Я расслабляюсь… И тут он мне: «Сделай что-нибудь, чтобы меня ошарашить». У меня пробежал холодок по спине. «Ах ты, гаденыш, — думаю,- издеваешься?» Ну, я ему и говорю, что если вы меня не берёте, то не еб.. мозги, в стране разруха, а они здесь надо мной издеваются, говорю, а тем временем глазами ищу дверь чтобы сматывать удочки …

Видимо это было настолько смачно и эмоционально мою сказано, что это произвело эффект разорвавшейся бомбы…

Русские, кто сидел в студии, начали смеяться, а переводчик начинает суетиться и нервничать: «Я не знаю, как это перевести на французский…». Я-то человек скромный, но в моём лексиконе имеется парочка крепких народных фразеологизмов, которые я, конечно, применяю, но когда я это делаю почему-то все кругом смеются… Вероятно, эта моя врожденная словесная скромность и наивность сделали свое дело, и мне, пожав руку, сказали «Добро пожаловать на «Европу Плюс»!. А по поводу других радиостанций может быть, я удивлю вас, если скажу, что в моей жизни была и есть только одна радиостанция, и, честно говоря, я этим горжусь!

То есть на «Европу плюс» Вы попали практически с улицы? Стечение обстоятельств – и Вы у микрофона уже почти 11 лет?

Да, я на «Европе Плюс» с момента основания. Я Годзилла прямого эфира, скоро пора уже будет яйца откладывать. Работа на радио – это действительно случайность. Кстати, именно французы настояли на том, чтобы ди-джеев набирали именно с улицы, дабы потом не приходилось переучивать советских дикторов и журналистов.

Меня часто спрашивают, нужно ли было кому-нибудь «давать», чтобы пройти конкурс и остаться на радиостанции. Я бы с радостью, но на «Европе Плюс» требования несколько иные. Может быть, где-то и нужно «давать», но ведь это в эфире не спасет. В эфире ди-джею никто не поможет, все зависит от его таланта, а если рейтинги показывают провалы в твои часы вещания, хочешь – не хочешь, долго ты на месте не продержишься. Радиокомпания не будет ради тебя терять своих рекламодателей, которые тоже смотрят рейтинги и делают свои выводы.

В последнее время сформировалась большая армия ди-джеев. Станции открываются и закрываются, а ди-джеи, как бедуины, кочуют с места на место. И их берут не всегда потому, что они талантливы: они могут быть никакими, но тот факт, что их не надо переучивать, делает своё дело. Руководству намного выгоднее взять на работу средненького ведущего, но знающего, как и что делается, чем проводить конкурс, набирать с улицы неопытный молодняк и несколько месяцев их обучать. Но при этом надо помнить, что никаких прорывов в ведении эфиров ожидать не приходится: ди-джей повторяет то, что уже кем-то когда-то было сказано, сделано. Найти свою фишку, а тем более имидж удается немногим, все остальные же идут проторенной дорожкой, потому что это проще.

Вы сразу определили образ и стиль ведения программы или раньше Вы работали в несколько ином жанре?

Иного жанра не было. Но не было и того жанра, который есть у меня сейчас. У каждого ди-джея проходит процесс становления, когда он ищет что-то свое, свою нишу. Каждый мечтает о том, чтобы его узнавали – если не по голосу и манере разговора, то хотя бы по тому, что он говорит, но не каждому это удается. Многие считают, что голос ведущего для слушателя – это фон. Это все чушь! Только плохой ведущий становится неразличимым в музыкальном потоке. Иногда слушаешь чей-то эфир, ди-джей говорит, вроде бы классно, без запиночки, и слог хороший, а выключил он микрофон, ушел из эфира, и слушатель думает: «А, что он сказал-то?».

Мой же стиль ведения эфира складывался постепенно и не сразу. Особых творческих скитаний и метаний у меня, честно признаюсь не было, в этом случае всегда помогает твоё внутренне состояние. Покопавшись в себе надо просто дать выход своим внутренним эмоциям в прямом эфире. И только после трех лет работы в эфире обо мне заговорили. Слушателям интересен человек, который будет самим собой в эфире, а не тот, который читает по бумажке умные фразы, имитируя хорошее настроение, этот фальшь сейчас особенно чувствуется.

Ваше ночное шоу – это, скорее, эротические откровения, «сдобренные» музыкой, а не программа по заявкам. Как Вы сами определите жанр, в котором работаете?

К счастью, мне пока не приходилось работать в программе по заявкам. Во-первых, это очень тяжело технически, ди-джей должен сам успеть принять звонок, подготовить песню, пустить рекламу в нужное время и т.д. Для того чтобы быть асом в программе по заявкам, нужно много попотеть. Это сейчас компьютер, а каких-то пять лет назад у ди-джея за пультом были две стопки компакт-дисков, груда картриджей с рекламой, которые нужно запускать в строго установленной последовательности, поговорить со слушателем, метнуться к стеллажу с компакт-дисками, найти тот диск на котором именно та песня, которую хочет слушатель, при этом нужно следить за идущей в эфире песней, ну и т.п.

Не знаю, можно ли применять относительно к ди-джейству слово «жанр», но мое кредо – это секс и взаимоотношения между полами, я на этом специализируюсь. Анекдоты я рассказывать не умею, проповедь читать не хочу. Я хочу делать то, что мне приятно и что у меня лучше всего получается. Да и вообще, с моим-то голосом рассказывать о чем-то другом…

А Вам не хотелось сделать на радио свою авторскую программу о сексе, не отвлекаясь на музыку?

У меня в течение нескольких лет была авторская программа  о сексе, называлась она «Эротическое шоу». Мне нравилось делать небольшие репортажи, сталкивать противоположные мнения, разыгрывать в эфире слушателей и т.д. Это шоу было визитной карточкой ночной «Европы Плюс». Для того чтобы ночью удержать аудиторию, практически все радиостанции прибегали к уже апробированному способу ведения ночного эфира – программе по заявкам, а «Европа Плюс» держала ночной эфир исключительно этой программой. Очень жаль, что нашим фирменным коньком теперь могут пользоваться все. Единственное, что я могу сказать, так это то, что такая передача не будет иметь успеха на другом радио, и не потому, что не я буду ее вести, а потому, что нужно придумывать что-то другое, иначе это будет лишь блеклой копией того, что было на «Европе Плюс». К тому же еще нужен и голос, который будет соответствовать стилю программы. Кстати, когда меня взяли на радио, в графе «голос» поставили «минус» —  уж, больно, он был низок…

Для меня давно стала очевидна простая вещь: на радио главное – не что ты говоришь, а как ты говоришь, поскольку именно интонация влияет на подсознание слушателя.

Ди-джей – это актёр у микрофона,  в распоряжении которого один только голос.  Мастерство ведущего состоит именно в том, чтобы такими усечёнными средствами заставить слушателей не просто остаться на этой волне, а включиться в ту историю, которую «закрутил» ведущий. Слова банальные, но очень трудновыполнимые. Голос в данном случае всего лишь инструмент от владения которым зависит успех, но если ведущий без внутреннего содержания всё это бесполезно.

Ну, вот например, какие-нибудь хит-парады, кто-нибудь серьёзно верит ди-джею, что они составляются благодаря только голосованию радиослушателей? Я Вас умоляю! Когда ведущий на такой передаче, за отсутствием артистического таланта, работает как счётно-вычислительная машинка, то понятное дело слушателям всё равно, кто там в этом хит-параде будет сверху, а кто снизу.

Кстати, именно по этой причине я утверждаю, что хорошим ди-джеем можно стать, только после 25-ти, именно к этому времени человек способен уже что-то отдавать аудитории, опираясь на свой жизненный опыт и т.п., до 25-ти человек, только впитывает и аккумулирует свою энергетику. Ну, по крайней мере, до сих пор нет ни одного известного ди-джея до 25 лет.

Есть ли у Вас какие-то специальные приемы, которые позволяют Вам держаться весь эфир? Ведь время не самое легкое.

У каждого ди-джея свои фирменные приемы, однако, вряд ли кто-то их вам откроет. Самое главное – это хорошее настроение. Будет оно – удастся эфир. Ди-джей не имеет права иметь плохое настроение. У меня, например, практически всегда хорошее настроение. Плохое оно бывает у меня только тогда, когда меня будят, да и то продолжается оно всего минут 20.

Я люблю работать ночью. Вы представить себе не можете, как тяжело работать днём. Это ад. Народу на станции – тьма. Все бегают, суетятся, что-то спрашивают, уточняют. Приходят какие-то делегации, хотят взять автограф, посмотреть, пощупать. Мамочка родная! Я в такой ситуации просто не могу работать. А ночью ты в полном одиночестве, ты и за ди-джея, и за охранника. Делай, что хочешь, приводи, кого хочешь. Заперлась, только смотришь на мониторчик. А если кто-то пришел, спросишь: «Кто такой? Ах, вам передать надо? Ну, вы там положите возле двери, я потом возьму!». Красота!

А насколько «эфирная» Женни Шаден соответствует той, которую знают родственники, друзья, близкие люди?

В жизни я, конечно же, мягче, чем в эфире, поскольку я стараюсь общаться с теми людьми, которые мне приятны. Эфир же сталкивает меня с разными людьми, большинство из которых уже заведомо агрессивны ко мне в силу тех суждений, которые я высказываю в адрес мужчин. Отсюда и моя реакция защиты и обороны, сразу хочется ущипнуть, съязвить, поставить на место. Я знаю, где открыть рот, а где его держать закрытым.

А какие предположения возникают у ваших слушателей относительно того, почему Вы скрываете свою внешность?

Так мне и без этого славы хватает! Вы знаете ещё какого-нибудь ди-джея в стране, за которым после эфира устраивают погони на машинах, слежку, нападения? У меня это случается периодически на протяжении 11 лет, к тому же я хочу иметь свою частную жизнь, а не находиться под микроскопом. Вот Ксения, её видели, её знают все, ну и что? У неё, что прибавилось славы? Она, что стала больше от этого получать? Нет! В этом плане моё тщеславие полностью удовлетворено, комплексов по этому поводу у меня нет, а по поводу славы здесь ещё можно поспорить, кто из нас больше популярен…

Конечно же, информация обо мне гуляет разная: мужчина, трансвестит, пожилая тётка, но не как-то всё равно, я придерживаюсь принципа: «Люби себя, на всех не угодишь!». Мне как-то звонит слушатель и спрашивает, правда ли что я трансвестит? «А вы вообще знаете, что это такое? — спрашиваю я, — Это когда мужчина переодевается в женщину. А зачем же мне по радио, у микрофона переодеваться-то? Меня же все равно никто не видит!».

Почему Вы решили выбрать именно такую «тактику работы» — прятать себя от аудитории?

А я не веду затворнический образ жизни, как вы думаете. Я с радостью общаюсь со слушателями по интернету, по телефону. Если нам удается найти общие интересы или взгляды со слушателем, можно и встретиться. Бывают очень интересные люди, с кем-то я дружу уже несколько лет. Если я куда-то иду, я никогда не афиширую, что я — это я, поскольку вокруг начинается какое-то непонятное движение, перешептывание. Я вообще не хочу, чтобы меня знали в лицо, так проще в личной жизни. Несколько лет назад меня пригласили с визитом на Сахалин, в наш филиал радиостанцию «Европа плюс Сахалин». Там мой приезд не был ни для кого тайной – меня останавливали, брали автографы, со мной фотографировались и т.д. Но именно тогда некоторые мужчины, узнав о том, что я – та самая Женни Шаден, настойчиво требовали всех доказательств того, что моя сексуальность распространяется и за пределы эфира, что это не просто мой имидж. Причём доказательства эти нужно было предъявить конкретно – в машине или в ресторане… Это стало для меня хорошим уроком. Если бы моя специализация была рассказывать анекдоты, меня бы всё время просили смешить публику, а так как я веду эротическое шоу, нужно на деле доказывать то, о чём ежедневно распространяешься в эфире. Я не хочу сталкиваться с этим ещё и в Москве, доказывать каждому, что «Я не такая, я жду трамвая». Да и вообще, проще быть инкогнито.

Как Вы представляете себе людей, которые ровно в час ночи настраивают свои приемники на «Европу Плюс»?

А аудиторию не надо представлять, ее надо чувствовать. Все разговоры о том, что ди-джей должен представлять себе свою аудиторию, полный анахронизм. Эти представления нужны тем ди-джеям, которые только что открыли рот в эфире. Ди-джей должен чувствовать аудиторию, на которую работает. Я знаю и чувствую, когда и какую фразу сказать, чтобы она имела стопроцентное попадание и стопроцентную ответную реакцию слушателей. Я работаю исключительно для тех, кому приятно слышать меня, кому интересно, что и как я говорю.

Реакцию мужчин на то, что Вы делаете в эфире, приблизительно можно себе представить. Как оценивает Ваше эфирное творчество женская часть аудитории?

Самая интересная и, в какой-то степени, традиционная реакция женщин на мои колкости по отношению к мужчинам: «Мочи их, мочи, гадов! Правильно, так им и надо». А вообще, правильно сказали мудрецы: предназначение женщины в том, чтобы мешать мужчине, дабы он не останавливался в своем развитии. В этом что-то есть. Большинство женщин, которые меня слушают, полностью со мной солидарны. Скажу больше, многие из них критикуют меня за либеральную позицию. Есть и те, кого не устраивает моя точка зрения, они в довольно агрессивной форме высказывают свое недовольство. Но это в основном девочки, которые находятся в эйфории от первых чувств. Кстати, от меня очень достаётся и женщинам, я считаю, что ломание мужчину через колено и воспитание его под себя просто недопустимы.

Несмотря на то, что в своих эфирах Вы, мягко говоря, не идеализируете мужчину, у Вас масса поклонников. Самые отчаянные их попытки увидеть Вас?

Самые отчаянные попытки встретиться со мной заканчиваются встречей с моим водителем, вид кулака которого охладит любого. Но иногда бывают и гонки с преследованием по ночной Москве. Забавно… Нет, по большому счету, я не против встретиться, покататься на большой машине, подержаться за его руль… Я человек контактный!

Не было ли у Вас желания переменить свое творческое кредо? Может быть, попробовать себя на другой станции и не в образе Женни Шаден, а в образе кого-то другого?

Даже если менять станцию, все равно я буду ассоциироваться именно как Женни Шаден. Работать по-другому можно, но это буду уже не я. Наш слушатель достаточно консервативен в этом плане, он всегда будет сравнивать то, что ему предложат, с тем, что было раньше. Однако я могу вести любую передачу от политической, до классической, знаний  и интеллекта у меня для этого хватит, поэтому после некоторого перерыва Вы услышите меня и в другой ипостаси. Будем работать. Ведь все в этом мире эволюционирует.

Чем занимаетесь днём, в свободное время?

Днём у меня не так уж и много времени. Главное – нужно отоспаться, потом в институт, затем домой перекусить и опять на работу. Кстати, Вы со мной полегче, я будущий прокурор! А в свободное время я стараюсь полностью посвятить себя личной жизни. Французы еще 11 лет назад сказали нам, что ваша личная жизнь теперь «Европа плюс». Так и получилось. В юношеском возрасте об этом не думаешь, а сейчас понимаешь, что личная жизнь – это намного важнее, чем любая работа. По Фрейду, чем лучше карьера, тем хуже личная жизнь. В принципе так и есть.

То же самое и в сексе — когда много и доступно, теряется азарт и притупляются ощущения, когда же этого не хватает, становишься более изощрённым …

Что Вам нужно для того, чтобы жизнь устраивала Вас на все 100%?

Для полного счастья хотелось бы изменить процентное отношение в следующем анекдоте: «У российских мужчин спросили: «Хотели бы Вы переспать с Женни Шаден?» 60% ответили – нет, никогда! 40 % ответили – я с ней уже спал».

А если серьёзно, то пара маленьких шаденчиков меня вполне устроит.

Татьяна Ломакина 2001 www.onair.ru


Комментарии

Одно мнение к “www.onair.ru 2001 Интервью с Женни Шаден, ди-джеем ночного эфира на радио «Европа Плюс»”

  1. BLONDIN от 16th Декабрь, 2011 22:32

    «К счастью, мне пока не приходилось работать в программе по заявкам. Во-первых, это очень тяжело технически, ди-джей должен сам успеть принять звонок, подготовить песню, пустить рекламу в нужное время и т.д. Для того чтобы быть асом в программе по заявкам, нужно много попотеть. Это сейчас компьютер, а каких-то пять лет назад у ди-джея за пультом были две стопки компакт-дисков, груда картриджей с рекламой, которые нужно запускать в строго установленной последовательности, поговорить со слушателем, метнуться к стеллажу с компакт-дисками, найти тот диск на котором именно та песня, которую хочет слушатель, при этом нужно следить за идущей в эфире песней, ну и т.п.» — УЛЫБНУЛО:)))))))))))

Не стесняйтесь оставлять свои комментарии ...
Ах да,если Вы хотите, чтобы рядом с Вашим сообщением показывался аватар получите его на gravatar!